«Ложь и откровенная фабрикация» — именно так Великобритания описала неуклюжую попытку российских властей скрыть свое участие в нападении с использованием нервно-паралитического вещества в Солсбери, организовав странное интервью с подозреваемыми. Но эти слова можно было бы использовать для описания всей кампании прокремлевской дезинформации, которую мы отслеживали в 2018 году.

Среди более 1000 обнаруженных в этом году случаев дезинформации первое место бессменно удерживают нарративы об Украине. Тем не менее, в этом году мы наблюдали, как рупоры прокремлевской дезинформации развернулись в сторону ЕС — особенно Великобритании, ее правительства и спецслужб, в связи с происшествием в Солсбери.

Атака на правду

На протяжении нескольких месяцев после попытки убийства бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля на территории Великобритании прокремлевская дезинформация работала на износ, фабрикуя один нарратив за другим. Мы стали свидетелями попыток убедить людей в том, что отравление с использованием боевого нервно-паралитическое вещества произошло вследствие передозировкой фентаниломалкоголизма или другого пристрастия, что его организовала Украина, одна из стран-участниц ЕСбудущая мачеха Юлии Скрипаль или сама Тереза Мей. Мы узнали, что якобы таким образом Великобритания пыталась отвлечь внимание общественности от внутренних проблем, оправдать дальнейшие санкции против России, или бойкотировать Кубок мира, и, конечно же, это стало еще одним доказательством так называемой русофобии.

К середине апреля мы насчитали 31 прокремлевский нарратив по делу Скрипалей (на данный момент существует более 40 нарративов). Это согласуется с классическими прокремлевскими техниками дезинформирования: загрязнить информационное пространство, наводнив его как можно большим количеством противоречивых историй, чтобы среднестатистический пользователь СМИ потерял нить фактов. В то же время эта технология создания множества нарративов подпитывает лояльную к дезинформаторам аудиторию, которая готова встать на защиту российских властей, прибегнув к любой интерпретации. Но хуже всего то, что множество противоречивых версий создает иллюзию невозможности установить правду, основываясь на фактах, а значит и принципиального отсутствия таковой.

Подобные приемы распространения дезинформации с помощью создания множества нарративов ранее были использованы в связи с катастрофой рейса MH-17 и бомбардировкой гуманитарного конвоя в Сирии, после того, как обнаружилось участие России в этих событиях. Тем не менее, с точки зрения дезинформации, случай в Солсбери стоит особняком, поскольку на протяжении года мы наблюдали, как он начинает сливаться с другой дезинформационной кампанией, развернувшейся вокруг химической атаки в Думе, Сирия.

Поддержка и усиление 

Вскоре после атаки с применением хлора в подконтрольном повстанцам сирийском городе Дума федеральные телеканалы транслировали видеоматериал, где показаны дети, на первый взгляд находящиеся без сознания, окруженные профессиональной съемочной группой и телекамерами. Быстро сменившиеся кадры были представлены в качестве доказательства «ложной химической атаки», которую якобы организовала организация «Белые каски». Не смотря на то, что в прошлом прокремлевские каналы винили в организации химических атак «Белые каски», на этот раз они обвинили в этом Великобританию.

Дезинформирующие источники заявляли, что сирийское химическое оружие было создано в Великобритании, и что в Сирии не было химического оружия; что атака в Солсбери и бомбардировка в Сирии являлись частью большой англо-саксонской провокации; что «Белые каски» имитировали нападение на Думу, чтобы отвлечь внимание от атаки в Солсбери. Прокремлевские источники также использовали дезинформирующие сообщения о расследовании нападения в Солсбери для дискредитации работы инспекторов Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) перед их приездом в Думу.

ЧтобыузнатьподробнееохронологиидезинформационныхкампанийоСолсберииДуме, нажмите здесь.

Обе кампании дезинформации были разыграны не только для того, чтобы создать замешательство и скрыть истинных виновников, но и для того, чтобы добавить силы и убедительности одна другой. 

В этом контексте химические атаки и химическое оружие стали одной из самых популярных тем дезинформации в 2018 году. Прокремлевские СМИ активно распространяли теории заговора, где фигурировало химическое и биологическое оружие, а также предупреждения о неизбежных химических провокациях. Вместе взятые, такие нарративы становятся инструментами создания искаженной реальности, где химическая и биологическая война является нормой, а все страны, кроме России и ее союзников, оправдывают использование химического и биологического оружия и постоянно используют его.

Предвосхищение событий

Конец этого года ознаменовался серьезным обострением ситуации в Азовском море, где 25 ноября Россия захватила три украинских судна вместе с экипажами, открыв по ним огонь. Тем не менее, дезинформационная кампания вокруг Азовского моря началась более года назад, со временем становясь более интенсивной и подготавливая почву для последующих событий. Прокремлевские СМИ сообщали о случаях заболевания холерой вблизи Мариуполя, предполагая, что власти Украины рассчитывали на дальнейшее распространение болезни. Использовалась традиционная установка «виноват Запад», как и миф о том, что Азовское море принадлежит России.

Происшествия в Азовском море раскрыли далеко идущие цели кампаний по распространению дезинформации, призванных не только отвлечь внимание и исказить факты, но и заблаговременно подготовить информационное пространство к возможным будущим событиям.

Нет худа без добра?

И все же 2018 стал годом, когда общественность смогла пролить свет на важные составляющие прокремлевской машины по созданию и распространению дезинформации. Целый ряд обвинительных заключений американских судов сделал достоянием общественности масштабы, схемы финансированиялица и организации, стоящие за контролируемыми Кремлем кампаниями по распространению дезинформации, а также тактику их проведения.

Социальные платформы также начали предпринимать меры для противодействия дезинформации. В июне и июле Twitter заблокировал более 70 миллионов подозрительных аккаунтов и сохранил аналогичную активность в последующие месяцы. Кроме удаления подозрительных страниц и аккаунтов с платформы, социальная сеть Facebook основала «оперативный пункт», укомплектовав его специалистами по обработке данных и по поддержанию безопасности, чтобы защитить информационное пространство от дезинформации в избирательный период. Эти шаги внушают надежду, несмотря на то, что еще многое предстоит сделать.

Эпилог уходящего года 

В этом году мы многое узнали о механизмах и информационно-идеологических установках прокремлевской дезинформации. Мы лучше осведомлены и имеем больше надежных источников информации. Можем ли мы теперь чувствовать себя безопасно в информационном пространстве? Ни в коем случае. Некоторые события 2018 года напоминают о том, что дезинформация имеет вековые традиции, которые теперь приспособлены к цифровой эре. Знание — сила. В следующем году не забывайте задавать еще больше вопросов.


поделиться