«„Гуантанамо“ под Донецком – Украина строила концлагерь для „сепаратистов“». 

В апреле 2015 года под таким заголовком был опубликован материал на сайте телеканала «Звезда», принадлежащий Министерству обороны России.

В материале также указывалось, что «согласно найденным на территории объекта документам, строительство финансировалось Евросоюзом».

Данная «новость» в «Звезде» не была единичным случаем. В 2015 году в течение недели различные российские СМИ распространяли одно и то же сенсационное сообщение о существовании в Украине «концентрационных лагерей», финансируемых ЕС.

Спустя четыре года, дело остается показательным примером того, как работает упреждающая дезинформационная кампания.

Реактивная прокремлевская дезинформация

В некоторых случаях прокремлевская дезинформация является реактивной.

Реактивная дезинформация применяется, когда у российских властей очень серьезные проблемы и, особенно, когда их обвиняют в нарушении международных норм. Поэтому реактивная дезинформация изначально является оборонительной. В рамках таких кампаний информационное пространство наводняют различными, порой противоречащими друг другу версиями произошедшего или пытаются свести на нет обвинения против Кремля, прибегая к их осмеянию.

Когда российские власти попадают в особенно серьезный переплет и им приходится защищаться, прокремлевские СМИ всегда пытаются отвлечь общественность множеством теорий о том, что произошло.

Хорошо известным примером реактивной дезинформации является кампания Кремля, направленная на то, чтобы посеять путаницу в отношении настоящего происхождения «вежливых людей», которые оккупировали Крым в 2014 году.

Текущая кампания Москвы по сокрытию правды о сбитом в 2014 году лайнере MH17 Малайзийских авиалиний также является реактивной. То же самое можно сказать о кампании по отвлечению внимания от ответственности России за нападение с применением боевого нервно-паралитического вещества в Солсбери (Великобритания) в марте 2018 года.

Упреждающая прокремлевская дезинформация

В отличие от категорического отрицания фактов и свободного полета фантазии, характеризующих реактивные дезинформационные кампании, в рамках упреждающих кампаний предпринимаются попытки использовать элементы правды.

Объект, показанный «Звездой» и другими прокремлевскими СМИ, действительно существовал и финансировался ЕС. Но он не являлся концентрационным лагерем и не был предназначен для содержания боевиков-сепаратистов.

Европейскому Союзу нечего было скрывать: в 2011 году, когда должен был быть возведен объект, ЕС опубликовал заявление о «выделении в рамках Соглашения о реадмиссии между Европейским Союзом и Украиной 30 миллионов евро на борьбу с нелегальный миграцией, укрепление национальной миграционной политики, а также построение семи пунктов временного содержания и двух центров для временного проживания нелегальных мигрантов в течение следующих двух с половиной лет».

В этом и других случаях упреждающей дезинформации проблема заключается в «фрейминге», то есть в использовании манипулятивного словосочетания «концентрационный лагерь» для создания политически и эмоционально насыщенного нарратива.

Сильные и слабые стороны

Итак, каковы сильные и слабые стороны этих двух видов дезинформации?

Сильной стороной реактивной дезинформации является использование демократического принципа, который гласит, что должны быть услышаны разные точки зрения. Выдавая «дымовую завесу» за альтернативную точку зрения, реактивная дезинформация взывает к чувству справедливости в надежде, что аудитория признает факты и дезинформацию равноценными и сформирует у себя точку зрения, которая будет как минимум компромиссной.

Слабость реактивной кампании заключается в том, что когда журналисты, занимающиеся проверкой фактов и расследованиями, опровергают приведенную информацию, она теряет свою силу, а ее источник приобретает репутацию ненадежного. Другими словами, реактивная дезинформация лишь помогает выиграть время.

Упреждающая дезинформация фокусируется на одном нарративе и продолжает его повторять, пока нарратив не станет популярным. Использование элементов правды усложняет работу тех, кто проверяет факты и может разоблачить дезинформацию. Дезинформирующая сторона может сосредоточиться на уязвимых точках своего противника: в случае нарратива о концлагере дезинформация затрагивает вопросы миграции и взаимоотношений между ЕС и Украиной.

Имеет ли упреждающая дезинформация слабые стороны?

Остается вопрос о том, какие риски сопутствуют упреждающей кампании по дезинформации?

Если манипулятивные формулировки попадают в поле зрения аудитории, которая изначально не была целью упреждающей дезинформационной кампании, позиция дезинформирующей стороны выглядит неубедительно. Например, люди, кто обычно не находится под влиянием прокремлевской дезинформации, скорее всего, поймут, что рассказ о концлагере является способом связать власти в Киеве с нацизмом и сделать Украину приемлемой целью агрессии Кремля.

Украина на передовой информационной войны: в течение последних пяти лет российские государственные СМИ использовали упреждающую дезинформацию, чтобы превратить Украину в приемлемую цель агрессии

Наконец, общая критическая осведомленность о дезинформирующих и пропагандистских источниках и политике, которой они служат, может развиться и в сообществе, которое является основной целью дезинформации, в данном случае у жителей России. Российские журналисты все чаще оказываются на первой линии противодействия реактивной и упреждающей дезинформации. Когда осведомленность в этих аудиториях поднимется до определенного уровня, люди начнут задаваться вопросом, стоит ли доверять тому, что они слышат. Некоторые российские комментаторы уже говорят о том, что из-за кампаний по дезинформации Россия потеряла больше, чем выиграла.

По данным StopFake, помимо телеканала «Звезда», в апреле 2015 года манипулятивные сообщения о том, что финансируемые ЕС объекты в Украине являются «концлагерями», появлялись на телеканале РЕН ТВ и на сайте News Front (на публикацию которого ссылалась «Звезда»). Годом ранее, в октябре 2014 года, российский федеральный телеканал Россия 24 также назвал объекты «концентрационными лагерями», а еще в апреле 2014 года российский федеральный телеканала Россия 1 описал эти объекты как «лагеря для людей, которые протестуют в Харькове, Донецке и Славянске».

Увидеть примеры появления фразы «концентрационный лагерь» в прокремлевской дезинформации можно в базе данных (на английском) EUvsDisinfo.

Изображение вверху: Снимок с сайта телеканала «Звезда» от StopFake.

Читайте также:

Дезинформация как тепловая ловушка: отравление Скрипаля и рейс МН17

Зависимые СМИ – российский военный телеканал «Звезда»

«Финляндия бросает российских детей в тюрьму» – дезинформация, которая проникла в умы миллионов

Попытки дезинформации повлиять на эмоции: «В Европе снова строят концлагеря!»

«Вежливые люди»: аннексия Крыма как эмблема прокремлевской дезинформации