Трехсерийный мультимедийный проект The New York Times показывает, как текущие дезинформационные кампании Кремля основаны на давней традиции применения информации в качестве оружия. Документальный фильм под названием «Операция «Инфекция» рассказывает в трех частях историю «политического вируса», изобретенного КГБ несколько десятков лет назад, чтобы «медленно и методично уничтожать своих врагов изнутри», который Кремль продолжает сознательно распространять и по сей день. EUvsDisinfo подробно анализирует каждый из эпизодов и призывает вас ознакомиться с ними самостоятельно.

«Вирус ВИЧ был тайно создан американскими учеными как биологическое оружие». Звучит знакомо?

Этот информационный вброс в отношении ВИЧ был одной из самых успешных дезинформационных кампаний, инициированных КГБ. Размещенный в 1983 году в малоизвестной индийской газете, он постепенно распространился по всей мировой медиасфере, получив легитимность и внимание крупных печатных и телевизионных новостных изданий.

В первом эпизоде​ The New York Times раскрывает истоки печально известного заговора в отношении созданного руками человека ВИЧ, объясняет, что в жаргоне КГБ означают «активные мероприятия» (как их принято сейчас называть), и представляет бывших агентов КГБ, которые были в центре этой кампании.

Примечательно, что хотя этот вброс о ВИЧ в конечном итоге и был разоблачен как ложный, — не в последнюю очередь лично Михаилом Горбачевым — современные кремлевские тролли продолжили работать с того же места, где остановились в советское время.

От американских и британских компаний, владеющих вирусом ZIKA, до Украины, распространяющей вирус Эбола руками США,биологические и химические войныподпольные эксперименты с лекарствами и мифы о вакцинации стали привычной политической риторикой Кремля о теориях заговора.

Многие из этих историй вновь получили широкую огласку, когда Кремль проводил согласованную дезинформационную кампанию вокруг нападения в Солсбери. Теории заговора использовались как инструменты для смещения вины и создания искаженной реальности, в которой химическая и биологическая война практикуется кем угодно, кроме России, — США, Европой и странами Восточного соседства ЕС.

В более широком контексте такие теории заговоров и псевдонаучные мифы подпитывают чувства бессилия и недоверия к властям, а также могут иметь ужасающие реальные последствия.

Смотрите документальный фильм The New York Times по этой ссылке.


поделиться