В 2018 году мы писали об особых материалах, которые публикуют прокремлевские СМИ: инфошуме.

Само слово инфошум происходит от известного во всем мире термина «белый шум» — бессмысленного хаотичного шума. Это серое пространство между информацией и дезинформацией. У нас есть свидетельства того, что инфошум активно продвигается прокремлевскими СМИ.

Важное для понимания инфошума понятие — брехня.

Что интересно, существует теория брехни со своими последствиями для дезинформации.

Эту теорию в своей книге «On Bullshit» («О брехне») предложил философ Гарри Франкфурт. Книга начинается с таких строк:

«Одной из наиболее заметных черт нашей культуры является изобилие брехни. Мы все это знаем».

Франкфурт считает, что брехня — это речь, чьей целью является убеждение без малейшей оглядки на истину. Именно это равнодушие отличает распространяющего брехню от лжеца. Распространяющий брехню более радикален.

Лжецу истина известна и небезразлична, и именно потому лжец пытается ее скрыть. Ему же все равно, есть ли в его словах правда или же они исполнены лжи. Его единственная цель — убеждение.

Франкфурт не утверждает, что в современном обществе брехни стало больше, чем раньше. Он разъясняет, что видимые объемы брехни увеличились, так как увеличились объемы всех форм коммуникации.

Задумайтесь. Франкфурт опубликовал свою книгу в 2005 году. Уже тогда он писал об усилении эффекта брехни. И это было задолго до головокружительного взлета социальных сетей. В 2005 году самыми дорогими оставались компании из нефтедобывающей и финансовой отраслей, а не из отрасли информационных технологий. В Facebook было всего лишь 6 миллионов друзей — американские студенты по большей части.

Возвращаемся в 2020 год. Брехня стала намного более зловещей, и даже Франкфурт этого не предвидел. Может показаться, что наше демократическое устройство топит нас в брехне. Грустное тому свидетельство — наша база данных, рассматривающая огромное количество брехни.

Один из недавних, довольно сумасбродных примеров — попытка выставить датчан зоофилами.

Депутат Госдумы Алексей Журавлев заявил, что в Дании открылись заведения для зоофилов, где можно изнасиловать черепаху. Это заявление перекликается с более ранними историями, в которых датчан выставляли зоофилами. Оно также вписывается в более широкую идею морального разложения Запада.

Это лишь некоторые из примеров. Как вам заявление НТВ о том, что гей-пары могут покупать детей на ярмарке в Брюсселе? Или история о том, что Совет Европы пытался разделить мужчин и женщин российской делегации на шесть полов”?

Оккупация информационного пространства

Зачем распространять брехню? Конечная цель — оккупация информационного пространства

В феврале мы уже привлекали внимание к статье «Информационное обеспечение внешнеполитической деятельности в условиях цифровой реальности», которую опубликовал финансируемый Кремлем Российский институт стратегических исследований. Вот что утверждалось в статье:

«При этом превентивное создание нарратива, отвечающего национальным интересам государства, может существенно минимизировать негативные последствия деятельности внешних сил в информационно-коммуникационном пространстве, как правило, стремящихся заполнить его «пустоты»».

Эта стратегия обозначает стремление отвлечь внимание от какой-то определенной истины. Потому тот, кто применят эту стратегию, — лжец, но не распространяющий брехню.

При этом у распространяющего брехню и у того, кто лжет из тактических соображений, общая позиция. Содержимое вторично. Главное — заполонить систему информации.

С этой точки зрения даже информация, не наносящая прямого вреда, также опасна — она занимает пространство и нарушает общие условия для установления истины.

В этом плане красноречивым является тот факт, что в России почти половина общения в Твиттере на политические темы ведется ботами.

Исследователи показали, что это также справедливо и в отношении Covid-19. Они проанализировали более 200 миллионов опубликованных твитов на тему вируса со всего мира и пришли к выводу, что с января примерно 45% твитов опубликовали учетные записи, чье поведение более характерно для автоматизированных ботов, чем для людей.

В 2018 году работники Facebook удалили 835 миллионов фальшивых учетных записей – это почти 10% земного населения.

Приведем печально известное заявление Стива Бэннона: «Демократы не играют никакой роли. Главная оппозиция — это СМИ. Чтобы разобраться с ними, нужно заполонить все пространство херней».

Опровергаемость брехни

Брехня — это отличное средство для затопления системы информации, так как опровергнуть ее труднее, чем ложь.

Известный философ Карл Поппер назвал это опровергаемостью: возможностью опровергнуть какое-либо утверждение доказательствами.

Например, утверждение «все лебеди белые» опровергаемо. Для этого нужно найти лишь одного черного лебедя.

А вот утверждение «этот человеческий поступок альтруистичен» неопровергаемо. Причина в том, что у нас нет приборов, которыми можно установить эгоистичную мотивацию.

В контексте дезинформации принцип тот же.

Например, если заявить, что на «Би-би-си» утверждали, будто рейс MH17 сбит украинским истребителем, это можно легко опровергнуть. Очевидно, что утверждения документального фильма были поданы с искажениями.

Однако уже труднее опровергнуть следующее утверждение: Джордж Сорос стоит во главе тайного общества, поддерживающего цветные революции. Его скрытая цель — отнять власть у национальных государств и высвободить место для мирового правительства.

Такое утверждение опровергнуть полностью невозможно. Но от этого оно не становится истинным. Мы видим явный признак брехни. Как мы уже выяснили, брехня не безвредна.

Но погодите, ведь Сорос был учеником Карла Поппера! Совпадение? Вряд ли!