Примеры дезинформации на этой неделе отражают культуру негодования и обиды, которая стала устойчивой тенденцией лояльных прокремлевских СМИ за последнее десятилетие. Русское слово обида стало ключевым элементом в формировании общественного мнения со стороны пропагандистов федеральных СМИ. Российский публицист Андрей Архангельский, уже упоминавшийся ранее на нашем сайте, пишет в своем эссе о том, как Кремль умышленно культивирует негодование. К примеру, Кремль готовится к празднованию 75-й годовщины победы над нацистской Германией, но делает это, требуя от мирового сообщества «признания» заслуг России. Архангельский пишет: «энергию торжества высекают с помощью проклятий тем, кто не желает нашей победы «признавать»».

Обида и оскорбленность

Кремль полон решимости определить себя как единственную силу сопротивления фашизму — в наши дни и на протяжении всей истории. МИД России предполагает наличие неких интересов США, стоявших за нацистской военной машиной. Российское федеральное телевидение заявляет, что президент Путин доказал, что Польша начала Вторую мировую войну. Кремль ожидает, что мир «признает» эти заявления. Если этого не произойдет, Россия выразит негодование.

Эта схема четко прослеживается в примерах дезинформации на этой неделе, впрочем, как и в предыдущие недели. Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) единодушно рекомендовало на четыре года запретить России участие в крупных спортивных соревнованиях (кроме Чемпионата мира по футболу или Чемпионата Европы по футболу 2020 года). Российская антидопинговая служба согласилась с утверждениями о том, что российские спортсмены участвовали в систематической, финансируемой государством допинговой программе. Но прокремлевские СМИ все равно раскручивают эти новости как политизированные нападки на Россию: решение ВАДА является «незаконным», оно нарушает Олимпийскую хартию и представляет собой «антироссийскую истерию», а норвежские спортсмены также принимают допинг, но их никогда не наказывают. Вместо решения вопроса Кремль предпочитает выражать оскорбленность и обиду.

Негодование и уязвленность

Эстонские власти решили, что головная компания агентства «Спутник», холдинг «Россия сегодня», руководителем которого является Дмитрий Киселев, подпадает под режим санкций, так как г-н Киселев включен в список лиц, в отношении которых действуют ограничительные меры, поскольку их действия подрывают территориальную целостность, суверенитет и независимость Украины. Банки не могут осуществлять транзакции с холдингом «Россия сегодня», а агентство «Спутник» не может оплатить аренду или выдать заработную плату. Это вызвало аналогичную реакцию негодования со стороны прокремлевских СМИ. Эстония преследует сотрудников агентства «Спутник», она боится влияния агентства «Спутник» и хочет заставить его замолчать, угрожая его сотрудникам полицией. Опять та же картина: прокремлевские СМИ предпочитают негодовать и обижаться вместо того, чтобы попытаться найти решение проблемы.

Дома кремлевские СМИ убеждают свою аудиторию в том, что мир за пределами России опасен. Опрос независимой российской исследовательской организации «Левада-Центр» показал, что 42 процента населения России постоянно боятся мировой войны. Спонсируемые государством СМИ подливают масла в этот огонь: НАТО готовит большую войну, феминизм — это инструмент Запада для подрыва разумного миропорядка, Вашингтон систематически нападает на правительства, которые не принимают мировой порядок США, а Западом в целом управляют инфантильные и глупые люди.

Любая критика Кремля воспринимается как «демонизация», «русофобия», «истерия» или «безумие». Любой серьезный оппонент осуждается и высмеивается. Прокремлевские СМИ рады поделиться откровенной ложью о том, что Грета Тунберг — это внебрачный ребенок российского режиссера и проститутки.

Это началось двадцать лет назад

Одним из первых важных законодательных актов Владимира Путина в качестве президента России стала Доктрина информационной безопасности 2000 года. Она определила «информационную сферу» как арену конфликта, где Россия сталкивается с внутренними и внешними угрозами:

К источникам внешних угроз относятся: 

– деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных и информационных структур, направленная против интересов Российской Федерации в информационной сфере; 

– стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению ее с внешнего и внутреннего информационных рынков;

Во время подготовки этого документа кремлевские власти атаковали независимый медиа-холдинг «Медиа-Мост» и заставили его владельца Владимира Гусинского продать его компании «Газпром». Независимые СМИ подвергались принудительным захватам и поглощениям. Их, одного за другим, заставили замолчать и заменили подконтрольными структурами, не стесняющимися транслировать дезинформацию и пропаганду. Российские лидеры отказывают гражданам России в праве на свободный публичный обмен мнениями. С тех пор место России в Индексе свободы прессы постоянно снижается. Когда Индекс был впервые опубликован в 2002 году, Россия заняла в нем 121-е место. В настоящее время Россия находится на 149-м месте, и Кремль продолжает ограничивать свободу слова в России.

С 2000 года прокремлевские СМИ регрессировали до текущего состояния обиженности и негодования: европейские страны защищают террористов, разыскиваемых в России, фейерверки запрещены в Европе из-за мигрантов, НАТО пытается испортить взаимоотношения между Сербией и Россией с помощью сфабрикованных дел о шпионаже. Теории заговора о «глубинном государстве» и «теневом правительстве» представляются как факты.

Андрей Архангельский в своем эссе предполагает, что эта культура обиды является преднамеренным шагом, чтобы отвлечь россиян от текущих мировых и внутренних проблем в стране. Кремль создает мифических врагов, чтобы скрыть неприятные реалии: «сама современность признана нежелательной организацией».

Двадцать лет правления Путина были двадцатью годами негодования и обиды.