Биология может оказаться крайне полезна для улучшения нашего понимания дезинформации. Если уж на то пошло, обман — это важный элемент жизни. Выживание большого количества разных форм жизни зависит от их способности вводить других в заблуждение. Ранее мы уже писали о «мемах», эволюционирующей подобно генам дезинформации и «эволюционном убегании», объясняя причины постоянного появления и распространения невероятно нелепых ложных нарративов.

Доктор философии Бартон Уэйли, бывший эксперт по обману в военно-политической сфере, создал хорошо известную типологию восприятия. В основе данной типологии лежит предположение о том, что возможности для обмана создаются за счет ошибок человеческого разума при обработке физических явлений. И хотя его концепция опирается на опыты в физическом мире, а не в киберпространстве, данное представление все равно крайне актуально, поскольку разъясняет, например, что имитация — это не просто копирование, а копирование с намерением ввести в заблуждение кого-то другого.

Источник: книга «К вопросу об общей теории обмана», Б. Уэйли (1982)

Существует шесть различных обманных уловок, цель которых либо скрыть реальное, либо показать ложное.

1. Маскировка скрывает реальное, делая его невидимым.

Недавно мы видели, как Лукашенко отвлекал внимание от протестов, заявляя, что у границ Беларуси находятся западные армии. Никаких доказательств предоставлено не было.

Другой пример маскировки — сообщение о том, что «экс-канцлер Германии <Герхард Шредер> называет воссоединение Крыма с Россией законным», в котором не упоминаются его должности председателя российской государственной нефтяной компании «Роснефть» и контролируемого российским государством ПАО «Газпром».

2. Переупаковка скрывает реальное, делая его неузнаваемым.

Успешные кампании часто «прикрывают обман более масштабной истиной», — объясняет исследователь дезинформации Томас Рид. Осенью мы уже рассказывали о том, как прокремлевские СМИ, желая подорвать доверие к западным вакцинам против Covid, использовали часть правды (оксфордская вакцина разработана с использованием вирусного вектора шимпанзе) и переименовали ее в «обезьянью вакцину».

3. Ослепление скрывает реальное, сбивая с толку.

Мы наблюдаем постоянный поток дезинформации с альтернативными (и причудливыми или бредовыми) объяснениями отравления Алексея Навального и Сергея Скрипаля. Хотя в обоих случаях имеется достаточно доказательств причастности России, цель прокремлевских СМИ, похоже, состоит не в том, чтобы серьезным образом опровергнуть эти доказательства, а в том, чтобы ослепить публику множеством невероятных фейковых историй.

4. Имитация показывает ложное, подделывая его под реальное.

В базе данных EUvsDisinfo по дезинформации имеется множество подобных примеров. Так, например, существуют имитационные СМИ. Возьмем, к примеру, Спутник. Само по себе это СМИ пытается имитировать национальную вещательную компанию, выдавая себя за издание уровня BBC или France 24, хотя это явно не соответствует действительности. Издание Спутник — или, другими словами, информационное агентство «Россия сегодня» — финансируется государством, имеет ограниченную редакционную независимость, не является беспристрастным и манипулирует информацией для достижения политических и экономических целей Кремля.

5. Вымысел показывает ложное, отображая другую реальность.

Во время кризиса Covid-19 мы наблюдали множество альтернативных реальностей. Чтобы вызывать эмоциональный отклик, истории нужен плохой парень. В самых разных дезинформационных нарративах COVID-19 изображался как предлог для захвата власти над миром глобальной олигархией. Более того, плохому парню нужно узнаваемое лицо. Поэтому чаще всего глобальную олигархию представляют два человека: Билл Гейтс и Джордж Сорос. Другой пример — это постоянно повторяющийся прокремлевский дезинформационный нарратив, изображающий украинскую революцию 2013-14 годов как государственный переворот, а также заявления о том, что в украинской политике доминируют нацистские группировки и идеология.

6. Введение в заблуждение показывает ложное, отвлекая внимание.

Мария Борзунова, независимая российская журналистка, объяснила, как это работает:

«В целом «fake news», как и пропаганда, служат для того, чтобы отвлечь аудиторию от реальных проблем, существующих в стране, – например, показать, что за границей все намного хуже. Мы видели, скажем, как во время летних митингов [в Москве, 2019 г.], когда полиция действовала очень жестко с протестующими, на всех федеральных каналах показывали, как разгоняют акции в Европе или в Америке и какое наказание там предусмотрено».